Парк на окраине (Интервью с преподавателем "Современной школы дизайна" Артемом Суховым. Журнал РБК «Недвижимость», март 2014)

Интервью с преподавателем курса «Ландшафтный дизайн» Карякиной Т.В.

Парк на окраине (Интервью с  преподавателем "Современной школы дизайна" Артемом Суховым. Журнал РБК «Недвижимость», март 2014)

- Какая задача стояла перед вами при разработке концепции развития Бабушкинского парка?

- Бабушкинский парк сугубо районный, и задача была сделать в нем все, чтобы жители окрестных домов приходили отдыхать именно сюда. В парке были аттракционы и детская площадка, больше ничего. Стояло здание ФОКа (физкультурно-оздоровительного комплекса), в 90-е бывшее руководство собиралось сделать там баню, но так как канализацию подключить не удалось, оно так и осталось подсобным помещением. Старое здание общественного туалета тоже устарело и с эстетической точки зрения, и функционально. Необходимо было привести пространство парка к единой структуре, выделить площади для проведения мероприятий и праздников.

Если говорить о решениях, в первую очередь, мы сделали концепцию реконструкции кинотеатра «Арктика», который был присоединен к территории парка. 

1.jpg

К сожалению, ее так и не удалось реализовать, хотя нам она кажется довольно интересной. В основу архитектурной концепции была заложена идея создания объема, выделяющегося на фоне окружающей среды. Фасад кинотеатра стилизован под арктический айсберг и представляет собой скалодром, создавая ощущение живого фасада. 

Территория парка никак не была организована.  Мы сделали центральную площадь, расположили на ней сухой фонтан, вспомнив старую, давно забытую технологию. От традиционного фонтана он отличается тем, что чаша у него установлена непосредственно в грунт и накрыта решеткой, сквозь которую бьют струи воды. Фонтан неожиданно  произвел фурор, и мне пришлось неоднократно давать интервью, рассказывая, как он устроен.

Металлическая конструкция, которая изначально создавалась как Зеленый театр, но никогда не использовалась по назначению, была приведена в порядок и накрыта светопрозрачной кровлей.  Все заборы были убраны, территория благоустроена, разработано новое мощение, пространство полностью открыто для посетителей.

- Меня всегда удручает, когда землю в парках мостят, траву, по которой можно было бы бегать босиком, заменяют дорожками, пусть даже красивыми.

- Нет-нет, все было сделано в рамках существующих площадей. Более того, мы привязывались к каждому дереву. Ни одна веточка не была спилена. Нерегулярная планировочная сеть в данном случае эстетически оправдана и позволила избежать вырубки деревьев.

- Предполагается, что все московские парки должны себя окупать. Как вы считаете, периферийные парки могут с этим справиться?

- Я думаю, что не все. Но если отдать парки в хорошие руки, их можно сделать самоокупаемыми. Разумеется, первоначальные вложения придется сделать, чтобы поменять инфраструктуру. Есть разные парки с точки зрения функциональной направленности  - для молодежи, для мам с маленькими детьми, спортивные, где хорошо покататься на велосипеде или на лыжах. Если все парки будут узконаправленными, и каждый  будет привлекать свою аудиторию, они могут стать самоокупаемыми.

- Но ведь есть еще и любители природных парков, где только зелень, деревья, кусты, тропинки и никаких аттракционов.

- Я скажу так: парк должен быть привязан к месту. В Северо-Восточном округе есть парк, который было бы интересно сделать природным, он находится в Лазоревом проезде. Я бы сказал, что это уникальное место, другого такого я не видел. Когда ты туда заходишь, такое впечатление, что находишься не в Москве.

- Большая территория?

- Да, солидная. Притом обустроена только половина, а на второй находятся очистные сооружения, поселки для рабочих из ближнего зарубежья и так далее. Дальше определенного места вообще не ступала нога человека. И очень глупо там смотрится детская площадка, которая была сделана бездумно и просто плавает в воде. На ней никогда никого не бывает. Место низкое, заболоченное, ходить приходится по деревянным дорожкам, которые стоят на сваях. 

Но если произвести мероприятия по очистке и осушению некоторых участков, получится просто идеальный природный парк. Такого в Москве точно нет.

Сейчас в парк приходят семьями поесть шашлыка, а ведь можно было бы приходить в экологический парк, покормить птиц, покататься верхом.

Мне очень нравится, как в Пражском зоопарке сделано – есть территория, на которой собраны все домашние животные. Дети могут не стоять за забором и смотреть, а зайти внутрь и поиграть с ними. Можно было бы открыть в парке и гончарную, и кузницу, чтобы дети изучали там ремесла.  Ликвидировав, естественно, все стихийные пикниковые точки. Любой директор парка с таким решением согласится, потому что от этих пикниковых точек одни проблемы – мусор, мелкие нарушения порядка и так далее. Мое предложение – либо убрать из парков эти пикниковые точки, либо сделать их на отдельной, выгороженной территории, на которую я могу прийти, заплатить деньги, комфортно приготовить шашлык и уйти. Зная при этом, что деньги, которые я заплачу за вход, пойдут на уборку и благоустройство парка.

Зависимость от территории – одно из условий проектирования. Парк в Лазоревом проезде можно было бы сделать природным, а «Сад будущего» – нет.

Парк является проходным, улица делит его на две части. Сквозь него ежедневно проходит много людей, которые идут либо в метро, либо в одно из учебных заведений, находящихся по соседству, и хочется, чтобы там что-то происходило.

Само название – «Сад будущего» – заставляло искать какое-то необычное решение. Если бы мы предложили какие-то футуристические конструкции, они были бы современными лет пятнадцать, не больше. Мы решили сделать будущее цветным. Были сделаны и цветные перголы на центральной аллее, и цветное освещение.4.jpg

Поскольку рядом есть вузы, мы разработали коворкинг и открытую площадку с лавочками, в которых есть розетки и Wi-Fi, чтобы студенты могли заниматься на свежем воздухе. Все существующие аллеи оставили, добавили бесконечный ручей, закольцованный и связанный с ландшафтом, велодорожки и детские площадки.

- Столичное правительство тратит на парки огромные деньги, почти пять миллиардов в год, и называет развитие зеленых зон одним из приоритетных направлений. Как вы считаете, какую роль парки играют в жизни мегаполиса?

- Парк – это пространство для общения. Если приводить какой-то пример, то мне в голову всегда приходят бабушки у подъезда. Вот эта лавочка у подъезда является неким общественным пространством. Примерно такую же роль играют парки, и для Москвы они особенно важны, потому что являются главным общественным пространством. Есть улица, летом она пыльная,  зимой там слякоть. Нет никакой романтики в том, чтобы по ней гулять. Парки – это незаменимое место, где житель большого города может проводить время,  встречаться с друзьями, развлекаться.

- Скажите, а чем для архитектора интересны парки? Работа большая и, скорее всего, не очень прибыльная

- Общественное пространство, я думаю, для любого архитектора интересно. Потому что это делается для людей, причем людей разного возраста и положения.  Может быть, это немного смешно прозвучит, но когда мы приезжаем в Бабушкинский парк и директор говорит, что люди воспринимают все сделанное нами с благодарностью, говорят, что все очень интересно, красиво,  это для нас большая радость.